Замира Ибрагимова: «Науке нужна журналистика»

Пятого апреля прошлого года ушла из жизни Замира Мирзовна Ибрагимова, советский и российский журналист, писатель, драматург, член Союза журналистов и Союза писателей СССР и России, лауреат премии им. Гарина-Михайловского, одна из старейших преподавательниц Новосибирского государственного университета. Замиру Мирзовну помнят как одну из ярчайших научных журналисток, она задокументировала и запечатлела жизнь тех, кто приехал строить новосибирский Академгородок. 

Замира Ибрагимова

Замира Мирзовна родилась в 1938 году в Ленинграде. После окончания Ленинградского государственного университета по специальности «журналистика» решила уехать в Сибирь. На уговоры остаться в родном городе отвечала: «Нет, что вы, какой Ленинград, когда все нормальные люди едут в Сибирь!»

На своих занятия в Новосибирском государственном университете Замира Мирзовна часто рассказывала о том, как покорил и заворожил ее Академгородок, люди, приехавшие сюда создавать науку и строить Академгородок буквально с нуля. В книге «Треугольник Лаврентьева», которая написана Замирой Мирзовной вместе с коллегой и соратницей Натальей Алексеевной Притвиц, они вспоминают: «Мы были очень молоды, когда в Сибири началось строительство первого Академгородка <…> время и место действия были общими, и романтическая неповторимая атмосфера Начала сформировала не только наши профессиональные биографии, но и пристрастия, убеждения, даже если хотите, характеры. Пристрастия, пожалуй, не требуют расшифровки: любили и любим новосибирский Академгородок».

Преподавать она начала в 1995 году, когда на гуманитарном факультете НГУ появилось отделение журналистики. Замира Мирзовна вела курсы «Журналистское мастерство», «Научная журналистика» и «Этика журналиста». Я училась у Замиры Мирзовны, а теперь, получается, продолжаю ее дело: преподаю «Научную журналистику» сегодняшним студентам, рассказываю об истории и современности Академгородка. Отчасти благодаря ей это место, надо сказать, и меня покорившее с первого взгляда, обросло подробностями, историями, людьми и фактами. Замира Мирзовна была непосредственным участником событий, которые сейчас стали почти легендами — строительства и становления Академгородка. Всегда было интересно слушать ее истории. Для меня Лаврентьев был недосягаемой величиной, академиком, человеком, создавшим с нуля городок, где я живу, а Замира Мирзовна общалась с ним, писала о нем и всех этих удивительных людях, не побоявшихся оставить комфортные квартиры в столицах в обмен на возможность создать и построить новое и совершенно уникальное. 

Отчасти удивительный для меня факт, что Михаил Алексеевич Лаврентьев заложил в Академгородке и основы того, что сейчас в исследованиях называется научной коммуникацией. Тогда говорили о популяризации науки. Как вспоминает Замира Мирзовна, «сам Лаврентьев часто говаривал: “Реклама — двигатель науки”. Очень серьезно к этому относился. Не помню случая, чтобы он кому-то отказал в интервью, и на ТВ его снимали, хотя, конечно, иногда сердился от глупости, раздражался, что приходится одно и то же говорить, но тем не менее. Лаврентьев понимал, что без общественного мнения, без резонанса, без прессы и телевидения ничего не сделаешь. И то, что сюда рванула молодежь со всего Советского Союза, это в значительной степени заслуга прессы, которая так воспевала городок! С таким удивлением и восторгом описывала всё происходившее, что это действовало заразительно. И в моей практике потом уже сами физики меня просили: а вот об этом расскажите, напишите. Понимали, что науке нужна журналистика». 

Сама Замира Мирзовна говорила, что время, когда создавался Академгородок, было другое: люди восхищались наукой, техникой. Помню, что она сетовала, что сейчас не так, а технический прогресс сосредоточен на далеких от человека вещах. По ее мнению, самые важные проблемы, которые стоят перед наукой, связаны с человеком. Выживет ли человечество? Научимся ли мы лечить рак? Предотвращать врожденные болезни? Ей не нравилась, как мне кажется, гонка повседневных технологий — интернет, смартфоны.

Я помню с занятий Замиры Мирзовны неизменные вырезки из газет. Она всегда приносила с собой что-то новенькое, свежее, вышедшее недавно. Зачитывала нам, чтобы показать образцы хорошей журналистики. У нее всегда была довольно увесистая папка с образцами текстов, которые ее тронули или чем-то обратили на себя внимание. Это отличная преподавательская методика для тех, кто учится писать и создавать тексты — искать материалы и авторов, которые вам лично нравятся и чем-то цепляют, чтобы как профессиональный читатель разобрать их на составляющие: что понравилось, какие приемы использует автор, можем ли мы предположить, с какой целью он это делает. Сейчас я так же учу своих студентов: «Нравится, как кто-то пишет? Попробуй повторить». Иногда люди боятся, что так выйдет копия-подделка первоначального автора, однако, на мой взгляд, это важный шаг к тому, чтобы выработать свой стиль, рефлексируя о том, каким ты хочешь видеть свой собственный текст. 

На занятиях по этике студенты с Замирой Мирзовной часто спорили. Когда я уже окончила университет, помню, читала интервью с ней, где она призналась, что любит споры, «потому что как раз столкновение противоположных взглядов и высекает искру». На семинаре по журналисткой этике мы с однокурсницей делали доклад о сексуальной революции и тенденции сексуализировать контент: рассказывали о разных подходах, приводили примеры — ох, и громкое было тогда занятие! 

Журналистика — одна из профессий, где есть этический кодекс, даже, я бы сказала, что их множество, часто в разных редакциях есть свои стандарты, но неизменно одно: журналист не должен вредить своим героям, должен стремиться к правдивому и объективному изложению фактов. На занятиях Замиры Мирзовны мы рассматривали не только федеральные, международные нормы и разбирали на примерах то, что происходило в действительности, но и пытались в целом разметить свою «этическую шкалу» плохих и хороших поступков. 

Когда я еще была студенткой, Замира Мирзовна сетовала, что у современных журналистов нет обратной связи, отчего непонятно, ради чего работаешь. Она рассказывала, как писала материалы, которые вызывали волнение в обществе, в редакцию приходили мешки писем от читателей. Например, когда она написала очерк в защиту бывшего начальника «Братскгэсстроя», которого исключили из партии из-за конфликта с властью, в редакцию «Литературной газеты» пришло множество писем с просьбой защитить заслуженного человека. А после поездки в Братск публикация появилась в «Огоньке» — и тоже множество и множество писем. Я даже представить не могла, каково это — получить письмо от настоящего живого читателя как ответ на твой материал. Говорила, что раньше общество было активное, а сейчас — увы. 

Замира Мирзовна работала в газетах «Молодость Сибири», «Советская Сибирь», журнале «ЭКО», была собственным корреспондентом «Литературной газеты» и журнала «Огонек». До сих пор помню свое восхищение, когда узнала, что нам преподает корреспондент «Литературки». 

В том же интервью, где Замира Мирзовна говорит о спорах со студентами, она признается: «Больше всего мне не нравится лень. Пусть работа будет слабой, неумелой, но она должна быть сделана. Иначе как разобраться, что у вас получается, а над чем нужно поработать? И еще моя задача – заставить студентов мыслить, чем-то расшевелить». Наверное, это преподавательский подход, которым я пользуюсь сейчас, когда сама учу студентов. Мне кажется, что это — важная задача преподавателя, тем более, когда твоя дисциплина не фундаментальная теория, а обучение определенному навыку. Здесь недостаточно озвучить знания, нужно найти подход, чтобы передать человеку метод, инструмент, который он потом будет применять сам, без твоего присмотра. И как преподаватель ты должен научить его делать это так, чтобы он не поранился сам и не поранил других, смог осуществить задуманное. Это очень сложно!

На вручении магистерских дипломов нашему курсу Замира Мирзовна сказала: «Не понимаю, кто такие магистры. Вот специалисты понимаю, а магистры — нет». Это было совершенно неторжественно, но очень правдиво и живо. Такой и была Замира Мирзовна. 

Думаю, что ей бы не понравились мои подходы к тому, как учить студентов научной журналистике, обилие новых технологий, с которыми я знакомлю студентов, однако я, также как и Замира Мирзовна, очень люблю новосибирский Академгородок и стараюсь сделать так, чтобы студенты увидели его моими глазами и тоже смогли полюбить. Говорю им об ученых, создающих, как и хотела Замира Мирзовна, и действующие молекулы против разных видов рака, и новые материалы и технологии, делающие жизнь человека лучше. Привожу в институты, чтобы они своими глазами увидели, как работает наука, как создаются новые знания прямо сейчас! Знакомлю с историей этого удивительно места. Думаю, встреться мы с ней на паре, мы бы поспорили о методиках преподавания, но обязательно бы сошлись в том, что обе очень любим Академгородок. 

Замира Мирзовна Ибрагимова была ярким представителем интеллектуального сообщества Новосибирска, оставившим свой след в журналистике, преподавательской деятельности, культуре. Ее творчество и выступления останутся в памяти коллег, студентов и всех тех, кто ценил ее профессионализм, честность и любовь к науке.

Юлия Позднякова

Фото Леонида Гудченко